http://joomlarulit.com/

По улицам «попор» водили. Или зачем Плахотнюк "выстрелил себе в ногу"?

Последние события в политической сфере нашего далеко не датского королевства, буквально захватили умы и сердца наиболее активной в политическом смысле части населения. Не утверждение мандата избранного во втором туре генеральным примаром Андрея Нэстасе спровоцировало жаркие дебаты в социальных сетях и на телевидении среди различного рода экспертов и политологов, у многих также может сложиться впечатление, что люди массово стали выходить на протесты против такого решения и действий правительства в целом. В воздухе запахло теми нотками, которые профессиональный политик, как хорошая гончая, может сразу учуять и распознать. Это запах политических ветров, которые могут привнести что-то новое или смести с собой порядком поднадоевшее старое. Однако, не все так однозначно, как может показаться на первый взгляд.

Для того чтобы попытаться хоть немножко разобраться в сути происходящих событий необходимо дистанцироваться от самих событий и оценок о «демократичности» или «недомократичности» судебного решения. Перестать подаваться на призывы политиков и их верных соратников, убеждающих нас встать в очередной раз грудью на защиту демократии. Нас сегодня интересуют возможный конечный результат и его выгодоприобретатели, а не сам процесс с политической точки зрения. Ведь хорошо известно, что событиями на Земле управляют вовсе не те, кто громче всех кричит и размахивает флагом на баррикадах. Можно кричать и размахивать сколько угодно – хоть всю жизнь! – и даже не догадываться о том, что все это – исполнение чьей-то чужой и более сильной воли.

В этих целях в своем анализе я буду использовать довольной известный научный метод, применяемый в экономическом анализе «метод допущения», когда один или несколько факторов в исследуемом явлении мы теоретически трактуем как верные. Таким допущением сегодня я определил «наличие сильного политического влияния на систему юстиции».

Еще одним немаловажным принципом данного анализа будет знаменитый "cui prodest" (лат. "кому выгодно?"), часто используемый хорошими следователями. Ведь еще В. Ленин писал: Когда не сразу видно, какие политические или социальные группы, силы, величины отстаивают известные предложения, меры и т. п., следует всегда ставить вопрос: "Кому выгодно?".

Итак, рассмотрим несколько возможных версий. 

Версия первая - «популярная». Плахотнюк не смог смириться с победой оппозиционного кандидата и используя свое влияние на судебную систему – аннулировал выборы.

Кому это выгодно?

Плахотнюк и ДПМ. Самым сомнительным выгодоприобретателем в данной ситуации является сам председатель ДПМ со своей партией. Во-первых, все мы должны понимать, что пост генерального примара Кишинэу хоть и является довольно привлекательным административным ресурсом для политиков, однако в преддверии парламентских выборов основные электоральные задачи должны решаться именно для победы на осенних выборах. Андрей Нэастасе во главе столицы, был менее опасен как раз на этом посту. Его электоральная уязвимость в сложившейся ситуации, когда нет политической поддержки ни со стороны центральных властей, ни даже в муниципальном совете, как раз больше всего устраивала правящую партию и ее лидера. Возможность критиковать действия новоизбранного примара от оппозиции за его неумелую административную работу (а также при использовании ряда политических инструментов и возможный саботаж его работы со стороны центральных властей и муниципального совета) играла бы очень важную роль в ослаблении рейтинга как самого Нэстасе, так и правой оппозиции в целом, перед парламентскими выборами.

Помимо этого, Плахотнюк и его окружение, не могли не знать и не понимать последствия такого решения в отношениях с партнерами по развитию. Вал критики и даже возможные персональные санкции, которые последовали бы за таким решением не согласованным с действующими внешнеполитическими партнерами – это слишком серьезный риск негативных последствий, для того чтобы так неоправданно идти на него в угоду своим местечковым сиюминутным желаниям. Уж в чем точно нельзя заподозрить лидера демпартии и его команду, так это в необдуманности в процессе принятия решений. 

Нэстасе и Санду. С одной стороны, малоподготовленному обывателю может показаться, что как раз в этой ситуации у Андрея Нэстасе явное отсутствие какой-либо выгоды. Ты боролся за пост генерального примара, выиграл (в большей степени довольно неожиданно для самого кандидата) и тут у тебя прямо из-под носа увели заветную должность вместе с креслом. Однако, не все так просто на мой взгляд. Я могу с высокой долей уверенности заявить, что как раз на посту генерального примара у Андрея Нэстасе не было бы таких ярких перспектив, которые у него образовались сегодня благодаря «громкому» решению суда. Скучная административная работа в роли главного столичного завхоза с ежедневной рутиной по решению городских проблем вряд ли способствовала существенному усилению имиджа как самого А. Нэстасе, так и проевропейской оппозиции в целом. Особенно плохо стали бы обстоять дела в случае участившихся административных провалов команды Нэастасе в столичной примэрии. А то что они, с высокой долей вероятности, были бы -  для меня вполне очевидно (учитывая слабый уровень подготовки как самого Нэстасе и его команды, так и вероятные препоны со стороны центрального руководства). 

Другое дело образ «народного лидера» во главе протестного движения на улицах и площадях. Образ, который так усиленно в последние дни «рисуют» Нэстасе симпатизирующие ему СМИ и аналитики. Вообще работать на позитиве во время предвыборной кампании очень сложно и зачастую не приносит ожидаемых результатов на выборах. Это вам скажет любой мало-мальски знакомый с проблематикой политтехнолог или пиарщик. Другое дело, когда в твоей повестке есть борьба «ПРОТИВ», тут тебе и уличные протесты, и громкие лозунги, и популисткие хлесткие заявления, когда не надо стесняться в выражениях по отношению к своим политическим оппонентом, и технологии «чёрного пиара». По секрету скажу вам, что специалисты очень любят работать с такими кандидатами. Ведь это практически неограниченный креатив и отсутствие «тормозов» в работе с электоратом. Надо заметить, что и сами избиратели с большей охотой откликаются на подобные мессиджи. Ведь практически у каждого избирателя всегда найдется что предъявить любой власти, а поддержать «борца с режимом» психологически проще и понятнее для обычного гражданина. Как итог у кандидата рейтинг растет как на дрожжах, конструктивных идей выдвигать не надо, знай себе собери толпу на улице и погромче кричи то, что хотят слышать недовольные сограждане. Успех практически всегда гарантирован.

Додон и партия социлистов. При подобном сценарии социалистов ждет очень незавидное положение. Ведь именно они стали инициаторами этого судебного разбирательства, в итоге не получив никаких политических выгод, кроме обострившейся критики со стороны избирателя, который не был ни их ярыми сторонником, ни противником. У этой части избирателей стало нарастать убеждение, что социалисты сыграли на руку правящей партии, что может отвернуть от социалистов ряд потенциальных сторонников на осенних выборах. С другой стороны, аннулирование итогового результата выборов целиком, а не дисквалификация одного оппонента в лице Нэстасе, не дает социалистам никакой возможности досрочно получить пост генерального примара в этом году. Хочется спросить словами старого одессита «Так и зачем им эта головная боль?».

Версия вторая – «непопулярная». Плахотнюк и Додон вступили в сговор перед парламентскими выборами, для того чтобы создать в следующем парламенте социал-демократический альянс. Решение суда нужно для того, чтобы подготовить общественное мнение и дистанцироваться от обязательств перед западными партнерами.

Какой бы абсурдной не казалось на первый взгляд данная версия, целиком сбрасывать ее со счетов я бы не торопился. Ведь, как известно, политика – это искусство возможного.

Кому это выгодно?

Плахотнюк и ДПМ. Несмотря на сегодняшнюю открытую политическую борьбу между ДПМ и ПСРМ в долгосрочной перспективе в таком альянсе могли бы быть заинтересованы лидеры правящей партии. Дело в том, ДПМ сегодня вряд ли способна сформировать самостоятельно правительство после осенних выборов. Различные внутренние рейтинги дают демократам уверенные прогнозы на 20-30 мандатов в следующем парламенте при смешанной системе, однако этого явно недостаточно для единоличного правления в будущем. Придется договариваться. Вопрос только с кем? С платформой «ДА» и партией М. Санду при всей их общности в геополитической повестке договариваться о предстоящей коалиции даже при давлении внешних партнеров у ДПМ мало получается в силу различных причин. Неоднородность такого возможного альянса различных его участников создает крайне напряженную ситуацию и большой риск его развала в среднесрочной перспективе. С другой стороны, определенная схожесть в стратегическом мышлении как у лидера ДПМ, так и лидера ПСРМ, а также усилившийся дрейф демократов в доктринальном смысле в сторону центра (решение ряда социальных проблем, укрепление экономики государственными мерами, повышение зарплат и пенсий) могут стать идеологической предпосылкой для обоснования подобного альянса в будущем перед своими избирателями. 

В пользу такого сценария может косвенно свидетельствовать и свежий мессидж лидера демократов Плахотнюка, который он ретранслировал в одном из своих последних интервью. Плахотнюк фактически обвинил правую оппозицию и своих западных партнеров в некоем лицемерии и использовании двойных стандартов, отсылая к событиям 2014 года, когда также по решению суда прямо перед выборами была снята с гонки партия Ренато Усатого. Тогда никто из лидеров правых, по словам Плахотнюка, не вышел на улицу с протестами, а наоборот всячески радовались данному решению. В свою очередь в отношении западных партнеров Плахотнюк как бы намекнул, что были всяческие попытки убедить его повлиять на судебное решение в отношении местных выборов, в том числе со слов лидера ДПМ и извне. Такие заявления могут свидетельствовать о том, что демократы заранее готовят почву для того чтобы объяснить в будущем невозможность формирования правой коалиции с PAS и DA, как бы они не старались. В таком случае, сохранение политической  и экономической стабильности станет возможным при политическом компромиссе со стороны и ДПМ и ПСРМ и создании правящего социал-демократического правительства.

Нэстасе и Санду.  В краткосрочной перспективе данная ситуация также будет выгодна для этих политиков. См. выше усиление политического ажиотажа, мобилизация своего электората и рост рейтингов. Однако, в случае создания альянса ПСРМ- ДПМ в парламенте после выборов, правая оппозиция снова теряет всяческие шансы для получения власти. Хотя при умелом использовании полученного политического капитала, оппозиция из внесистемной становится системной и может вести долгую стратегическую борьбу уже в новом парламентском качестве следующие четыре года. Что в принципе, не самый плохой вариант для «уличных» политиков.

Додон и партия социалистов. Социалистам, при условии правдивости внутренних рейтингов, которые прогнозируют от 40 и выше депутатских мандатов, также приходится решать либо оставаться в оппозиции, либо попытаться наконец сформировать свое правительство пусть и на компромиссных условиях с демократами. В таком случае я не исключаю ослабление антизападной риторики со стороны Додона, а также попытки убедить Кремль в необходимости подобного решения в обозримом будущем. В принципе в неформальных беседах, Додон никогда не скрывал, что вряд ли готов пойти на открытую денонсацию соглашения с ЕС и полный отказ от дальнейшей интеграции в Европу. При таком раскладе, инициация социалистами судебного разбирательства в отношении местных выборов, выглядит вполне объяснимым со стратегической точки зрения.

Версия третья – «конспирологическая». Плахотнюк получил от Вашингтона указания о необходимости создания предпосылок для победы прозападных сил на будущих парламентских выборах, и «выстрелил себе в ногу» для укрепления позиций Нэстасе, Санду и мобилизации правого антироссийского электората.

Кому это выгодно?

Плахотнюк и ДПМ. Демократы, в своем лице безусловно, очень лояльный и выгодный политический партнер для Запада на сегодняшний день. Встречи лидеров ДПМ с сильнейшими политиками в Вашингтоне и Брюсселе, широкая политическая поддержка в вопросе по приднестровскому урегулированию (чего только стоит резолюция ООН о выводе российских войск)- все это свидетельствует о том, что Вашингтон сегодня доверяет как никогда демократам в вопросах продвижения своего видения на нашей территории. Однако, возможно, западные аналитики всерьез обеспокоены дальнейшей судьбой и, следовательно, внешнеполитическим вектором Молдовы, после парламентских выборов. По некоторым данным, аналитики не исключают возможность партией социалистов самостоятельно сформировать новое правительство, не вступая ни с кем в союз. Это не может не настораживать администрацию Белого Дома. Есть вероятность, что Плахотнюка просто вынудили создать серьезные предпосылки для мобилизации правого прозападного электората к осенним выборам даже в ущерб себе и собственным политическим интересам. В экспертной среде уже давно обсуждают слухи о давлении на Плахотнюка со стороны западных партеров с целью создания проевропейской коалиции с оппозиционными ныне «проевропейскими» партиями и выдвижении Майи Санду на пост премьер-министра. Очевидно, что такой расклад сегодня крайне невыгоден ни самому лидеру демократической партии ни его коллегам. На такое решение могли вынудить только при серьезных гарантиях для Плахотнюка относительно его будущего и будущего его капиталов.

Нэстасе и Санду. В этом сценарии оба этих политика опять же получают самые осязаемые политические выгоды в краткосрочной и среднесрочной перспективе. Как будет происходить усиление политического ажиотажа, а также мобилизация своего электората и рост рейтингов я уже описал в первой версии своего анализа. С той только оговоркой, что будучи уверенными в согласованности действий нынешнего правительства с западными партнерами, Нэстасе и Санду могут не побояться усилить протестную волну и станут действовать более решительно на улицах.

Помимо этого, в данном случае у Нэстасе и Санду появиться возможность триумфально войти в парламент в качестве «народных героев и борцов с режимом», укрепляя и усиливая в дальнейшем свои политические позиции. Со временем это перерастет во внутреннюю борьбу между вчерашними союзниками за безусловное главенство на политическом олимпе Молдовы. Не надо сбрасывать со счетов, что бизнес-интересы Цоп, которые давно мечтают о реванше в молдавской финансовой системе, могут стать определяющими на каком-то этапе в такой борьбе.

Додон и партия социалистов. С одной стороны, подобный сценарий является довольно благожелательным для партии социалистов, которые направят всю свою политическую энергию на борьбу против всех проевропейских правых партий, обвиняя их в сговоре как между собой, так и с Западом. Что конечно поможет мобилизовать свой ядерный электорат, и даже привлечь на свою сторону пару процентов неопределившихся. С другой стороны, их слабым местом будет постоянное обвинение со стороны Нэстасе и Санду, что именно они спровоцировали политический кризис в стране, инициировав судебное разбирательство. 

Есть еще одна версия, которую мы сегодня не рассмотрели, учитывая, наше допущение вначале о «политически зависимой судебной власти». Эта версия, которая опровергает наше допущение, и мы должны рассматривать наши судебные инстанции, как политически независимые институты. В таком случае, все это просто роковое стечение обстоятельств и судьи просто трактовали закон на свое усмотрение, не играя на чьей-либо стороне. В таких условиях все, что мы сегодня с вами наблюдаем последнюю неделю, это просто политическая реакция основных игроков на политической сцене в преддверии осенних парламентских выборов, где каждая партия старается максимально выгодно использовать текущую ситуацию и отработать по своему электорату.

К какой бы из озвученных версий я бы не склонялся, для меня очевидным является следующее. Одной из ведущих задач для кандидатов перед важными политическими выборами, является привлечение внимание и поддержание интереса избирателей к выборам. С этой целью применяются различные избирательные технологии, непосредственно направленные на формирование интереса избирателей к проводимой кампании. К таким относят и «перенос интереса», и использование «агитационных клише», а также (внимание!) «выдвижение драматизрующей альтернативы».

Этот вид избирательной технологии предполагает намеренную драматизацию предвыборной ситуации и повышение значимости выбора, который предстоит сделать. Нагнетается напряжение социально-политической обстановки. Избирателей подводят к выводу о том, что предстоит сделать чрезвычайно важный выбор, который определит дальнейшую жизнь их самих и близких им людей. Не правда ли что-то очень нам напоминает, текущую ситуацию?

В условиях современной демократии, какая бы из версий не оказалась истиной, в любом случае интересы политиков и партий далеко не всегда совпадают с интересами электората. Положение осложняется тем, что советская власть на протяжении нескольких поколений формировала некритическую формальную лояльность населения. Поэтому велика опасность того, что народ в очередной раз втягивают в «чужую игру», ставки в которой действительно довольно велики, но вот к сожалению «призовой фонд» давно уже разделен между другими игроками.

 

Аннаслав Яковенко

Магистр политических наук

 

 

 

 

 

BLOG COMMENTS POWERED BY DISQUS

На злобу дня

- За кого лучше голосовать: за бедных политиков или за богатых? - За бедных нельзя – у них ничего нет, им всё надо – будут воровать. - Значит, за богатых? - У нас все большие капиталы нажиты нечестно – олигархи привыкли воровать и во власти будут… - Так за кого же голосовать?! - Вот это и есть свобода выбора…